16 августа. 2010г. 12 день активной части маршрута.
Вершина Эльбрус Восточная (2А,5621)

Пройдено: 13,2 км, 12-40 ходовых часов.
Набор высоты 1871 м, сброс высоты 1871 м.

Вчера мы вышли на стартовую морену засветло. Вчера путь был не длинным.
Кусочек открытого ледника, морозно хрустящего под ногами, изуродованного
солнечными лучами до торчащих вверх наклонных коротких сосулек -
маленьких кальгаспоров. Какие они противные! Под ногами разрушаются,
ноги проваливаются между ними, цепляются за их основания. В общем, точно
не асфальт.
Мы назвали эту морену стартовой; может быть и другие тоже назвали её
стартовой. Она, эта морена, разделяет два северных Эльбрусских ледника
- Уллукол и Микельчиран. Такие вот названия. И стоит наша палатка на
верхней её оконечности, на высоте 3760м. Здесь это самая высокая точка,
открытая от снега и ледника, а значит, мы наиболее близко к вершинам
Эльбруса, да, именно к вершинам. Ведь их две: Эльбрус - то двуглавый.
... Сейчас – это уже сегодня. Запищал будильник сотового телефона. Значит
сейчас 2-00 часа ночи. Я, боясь размышлять, подбросил своё тело до
положения сидя, чтобы потом заставить себя вылезти из тёплого
спальника. Если бы я начал размышлять, покинуть спальник было бы
гораздо трудней. За полчаса мы собрались: потому что всё приготовили ещё
вчера. И завтрак, если это так можно назвать, тоже был вчера
приготовленный. Мы - это я и Андрей, член нашей четырёхчленной
команды. И идти на восхождение нам предстоит вдвоём; на то есть
основания.


Темно. Два фонаря - с длинным лучом и налобный. Около 10 градусов мороза.
Противный хруст ещё отчётливее. Я злорадствую мысленно: недолго
хрустеть – выше снег всё скроет. Если бы я тогда знал: какой снег.
Небо без облаков, то есть чёрное и звёздное, но без Луны. Луч выхватывает
из темноты склон, упирается в него, создает небольшие тени от выступов
ледника. И идти, в общем, не сложно. Сознание раздвоилось или даже
растроилось: немного спишь, немного контролируешь движение, немного
осознаёшь окружающий мир - настораживающий. И точно
настораживающий. Профессорскую трещину прошли по фирновому мосту.
И увидели мы её вовремя; луч высветил. Говорят, несколько лет назад
профессор погиб в ней.
У камня, торчащего изо льда, привал. Мы знаем: это около двух третей
пути до нижних скал Ленца. Скалы Ленца – это гряда выходящих из
ледника скал и простирающихся с разрывами вверх, практически до
вершины Эльбрус Восточная. Мы идём туда. Действительно, уже
замёрзший снег. Идти великолепно. Наконец, убираем фонари: светает.
Снова идём.
... Нижняя скала - острая семиметровая башня, с установленным на ней
крестом.
Под ней мощный наддув, ровное, защищённое от ветра место. Высота 4700.
Постояли. Определили время ходьбы до этой скалы: 2 часа 20 минут.
Всего - то. Восток от нас справа, багровый восход выше облаков, к этому
времени они уже укутали землю, и мы выше них. Странный мир: вверху
чёрное бледнеющие небо, к востоку ярко багровый горизонт, под нами
белые хлопья, так и хочется побежать по ним. А ниже... ? А ведь ниже -
пустота, и ещё ниже - наша земля обетованная, наша жизнь, то есть мир,
где мы можем жить.
Идём выше. Месим снег. Он почти по колено. Вообще он сухой. И вот тут - то
я и вспомнил тот шероховатый ледник, по которому шли ночью. Эх! Его бы
сейчас под ноги.
Скалы слева от нас, справа ледник с провалами, ведущий на седловину
Эльбруса. Разломы ледника раскрывают его пугающую толщину.
Наша высота, судя по перегибу ледника справа вверху, то есть к седловине,
около 5200м.
Мы ищем подходящую скалу. Подходящую, значит, достаточно большую,
монолитную и ровную, чтобы установить нашу табличку в память об
ульяновских ребятах, погибших в мае 2004г. И мы её находим.
Неожиданно к нашему изумлению за камнями увидели какую - то торчащую
зелёную конструкцию. Подошли. Вертолёт модификации Ми – 8 лежит на
боку, несущий и хвостовой винты сломаны, и хвостовая балка тоже, а
остальное целое, даже стёкла кабины, - хоть взлетай.
В 6-00 начали устанавливать табличку. Скала твёрдая. После первых же
ударов топором по шлямбуру, а в целях экономии веса снаряжения мы не
взяли скального молотка, закралось предательское сомнение в
реализации задуманного. После первых ударов на граните мы увидели
только царапины. Но удивительно: в этот день впервые мелькнула мысль.
Если не сказать страшная, тогда, звучащая, как приговор. Через несколько
часов она, эта мысль, повторилась. Жестокая и простая.
«Мы не можем этого не сделать, пути повтора нет, следующего раза
может не быть». В общем, дятел застучал. Звук был именно такой, нет,
удары были реже. Менялись мы часто. Задыхались. И разделись быстро.
И получилось! В 8-00 часов мы закончили. Руки ещё какое - то время
поднимались с трудом, от напряжения и высоты.
Минута молчания. Мы обещали себе установить эту табличку. И мы это сделали.

 

РЕБЯТА! МЫ ПОМНИМ ВАС!

... Теперь идём в кошках: не потому, что скользко. Вокруг глубокий свежий снег
по колено. Мороз около 10 градусов. Так что надо сохранить ноги, поэтому
надеваем бахилы под кошки: так они, бахилы, будут держаться на ногах.
Началось. Мы уже в тумане, но ещё очертания ближних скал и вешки местами
проявлялись. Мы шли, меняясь местами, попеременно первыми, вроде для того,
чтобы тропить след: второму легче идти, и он набирается сил. Увы, вторым
больше был я. Я отставал. Но отставать было нельзя: следы заметало сразу.
Крутизна до 40 градусов. Следов нет, и не может быть: сильный ветер, пурга
- всё превращено в сплошное белоснежное месиво. Вешки временами не видно.
Один остаётся у нижней вешки, другой идёт вверх, ищет следующую вешку.
Человека видно чуть дальше.
Вешки кончились. То подъём, то выполаживание; из пурги внезапно появляются
скалы. И снова всё повторяется. Если отстанешь более 50-и метров, то следов
уже не находишь: заметает. И мне тогда тоже приходилось тропить, так
же, как и Андрею. И это совсем нехорошо. Кажется, что на Западную было
легче подниматься. Где- то я отстал. Ненамного, но достаточно, что бы
впереди идущий силуэт растворился. Я пытался догнать.
Скала, внезапно выплывшая из белой мглы и наваливающаяся на меня, вечная
и не живая, и под ней силуэт, тоже казался вечным и тоже не живым. Вот
и здесь та же мысль мелькнула второй раз. Равнодушно я подумал: «Так вот и
не возвращаются».
Но странным и отрешённым было то, что мысли о возвращении не было. Я
тоже передохнул под этой скалой: ветра было меньше. А после была
небольшая разведка: куда идти.
... В какой – то момент поняли, что прошли участок по западному гребню
предвершины 5592.
В 12-30 вышли на вершинное плато и по дуге, вдоль каменной гряды,
продолжили движение куда - то в направлении подъёма.
Ну, всё! Подъёма нет. Вершина?! Но ничего нет. Карта, компас - без толку.
На миг проясняется. Это очередной бугор. Но, о-о-о! Впереди близко, метрах
в 200-х, сталь пирамидки: значит мы на вершине.
Время 13-00. Почти штормовой ветер, холод около 15 градусов мороза,
снег пальцы не выдерживают, когда фотографиируешь. Пирамидки из
металла. Таблички. Надписи: посвящаются защитникам. Флаги. Мы на
вершине Эльбрус Восточная (2А, 5621). Фотографируемся с флагами России и
Ульяновской области.
Меня удивил мой не крутой фотоаппарат Canon A630. Конечно, большую
часть времени он благополучно грелся у меня на животе под одеждой. Но
в ответственный момент он не отказал.
В 13-30 начали спуск. Немного плутаем. Прошли детали хижины и верёвку,
идущую вниз к седловине. Эти детали с помощью этой верёвки спускали на
седловину для монтажа. Позже я видел фотографию этой
хижины, уже смонтированную, и, к сожалению, ещё позже - уже сорванную
с анкеров и отброшенную в сторону, и перевёрнутую. Вот такой там
бывает ветер. Следов, конечно, нет: замело. Но местами видны наддувы на
наших следах. У установленной нами таблички сняли кошки. Дальнейший
путь по пути подъёма вдоль скал Ленца и по тропе, идущей от Северного
Приюта. Небо ещё затянуто облаками, но солнце уже греет даже через них.
Преодолеваем трещины и выходим на пологую часть ледника. Последние
метры почти ползли. Ноги ватные. Шатает от усталости. Но мы довольные
и счастливые до самых ушей. Мы это сделали! В 15-40 мы в лагере.

В.П. Сапрыкин, руководитель маршрута.