В это трудно поверить

Мы закончили прохождение горных спортивных маршрутов в рамках
Чемпионата Уральского и Приволжского Федеральных округов. Наши маршруты
проходили по Приэльбрусью на Кавказе.

Мы – это сборная команда Ульяновской области.
20 августа в 23-41 потрёпанные, уставшие, обожжённые, обгоревшие жёстким ультрафиолетовым излучением на больших высотах, с некоторыми нарушениями вестибулярного аппарата, мы сели в свой вагон № 16П в поезд № 361 Кисловодск – Самара.

Вагон стал для нас временно родным домом. И окончательно поверив, что это наш дом, мы развесили свои вещи на крючки – вешалки, положили их под матрацы, на верхние полки, под нижние сиденья. В общем, как дома. Мы садились в г. Невинномысск ночью и выходили в г. Сызрань ночью. Ехали две ночи и один день. Вагон, как вагон: чисто, тепло, уютно. Всегда чай. Вежливые проводники. Одного, как потом выяснились, зовут Алексей. И мы расслабились. День пролетел быстро. Выходили рано утром, сонные. Проводник нас разбудил заранее. В спешке забыли вещи.

Уже приехав в г. Ульяновск из Сызрани, при распаковке рюкзака холодок пробежал у меня по спине: нет фотоаппарата. Это цифровой фотоаппарат средней стоимости, может быть, не такая уж роковая утрата, но те фотографии, которые там хранились, были невосполнимой потерей: как раз те, что были сделаны при подъёме на вершину Эльбрус. Это нужно было для отчёта, как подтверждение, что мы смогли подняться на вершину.
Лихорадочно вспоминаю: повесил его на крючок — вешалку между верхней и нижней боковыми полками, т.е. на проходе. Имея длинный шнурок, он свисал к нижней полке на разделительной стенке между купе. И днём я на него обращал внимание. Почему не положил в рюкзак!? Удивительно, но вся группа выходила по проходу, касалась его боком или рюкзаком, и никто не заметил.
Всё стало серым. Искать! Где? Как? В душе пустота. Мозг, как варёный. Шансов найти – ноль. Куда – то надо звонить. Рука не поднимается к телефонной трубке: ведь бесполезно же.
С пустым безразличием набираю: междугороднюю справку в Ульяновске, через неё — справку внутреннюю в г. Самаре, далее — справочный телефон ж/д вокзала г. Самары. Объясняю случившееся приятному женскому голосу в трубке.
Странно! Даёт чёткие консультации по дальнейшим моим действиям: даёт номер внутреннего справочного телефона ж/д вокзала; через него я должен выйти по телефону на подразделение, которое она назвала «резерв проводников». Мне это ни о чём не говорит.
В этот резерв я дозванивался долго. Наконец – то. Объясняю снова. Женский голос в трубке: это сложный случай, мог его взять любой, кто шёл по проходу, т.е. по вагону. Жди минут десять.
Десять минут длились вечностью. Я звоню. … Я не знаю, сколько длилось оцепенение, но оно точно было: того, что я услышал, не могло быть ни по каким теориям вероятностей, потому — что этого не могло быть. Фотоаппарат цел и спокойно лежит у проводника и дожидается своего хозяина, то бишь меня. И другие вещи то же целы.
Радости не было предела. Далее Вам всё понятно: в этот же день ребята едут в Самару и забирают всё, что должны были забрать из вагона при выходе.

Алексей!
Большое Вам человеческое спасибо. Пусть долго — долго ходят поезда, пусть долго будут такие плацкартные вагоны, и всегда — всегда пусть будут такие проводники. Не знаю, на какой адрес отправляю письмо, но пусть его читает весь Мир. И он, Мир, будет добрей.

Руководитель команды Василий Сапрыкин.